Счастливый Прокрусто (prkrust) wrote in reasoner,
Счастливый Прокрусто
prkrust
reasoner

по поводу "Шума бытия" Бадью.

C Бадью проблема одна. В своем замечательном, в чем-то даже уникальном исследовании-диалоге о Делезе, где он самым парадоксальным образом пытается представить своего vis-a-vis платоником, философом Академии, Бадью, конечно, предлагает несколько редуцированный взгляд на вещи, что сказалось и на апелляциях к Хайдеггеру в этой книге. О характере этого смещения лучше всего свидетельствует выбор книг, на которые он ссылается. Круг очень небольшой. Дело, похоже, ограничивается следующими: «Различие и повторение», «Фуко», «Складка…», «Образ и движение», «Логика смысла». И все. Совершенно не упоминается при этом двухтомник «Капитализм и шизофрения». И, кажется, не случайно. Делез, как антрополог (в самом широком смысле этого слова), оказывается для Бадью просто не интересен и меньше поддается приручению, превращению в академического собеседника. А ведь Делез, как практический философ, философ практики, если уже прибегнуть к хайдеггеровской аналогии, меньше всего «профессор», но скорее своего рода «натурфилософ», современное воплощение досократика…
Соответственно, для такого Делеза, настоящего Делеза, а не «как бы» платоника, виртуального собеседника Бадью, фигура Хайдеггера представлялась бы, надо думать, уже в несколько ином свете. И может быть как раз более интересно для его опытов по построению философии имманентности было бы скорее не то, что относится к фундаментальной онтологии (а вернее, если уж на то пошло, выборочной части SZ) и герменевтики бытия da-sein, "общеупотребимого" Хайдеггера. Но как раз больший интерес был бы связан с тем проблематичным и разнообразным Хайдеггером, начинающимся от даже периода SZ, выговаривающего мирность мира в терминах подручного, или, возможно, с Хайдеггером как философом «социально-политической проблематики», имплицитно заключенной в проект "Бытия и времени", вплоть до того позднего, у которого как раз «зримое бормочет смысл», «язык язычит», а «паук паучит»… (вспомнилась старая шутка: Die Spinne spinnt – по аналогии со знаменитым Die Sprache spricht)

Что же такое «Хайдеггер в качестве общего места», которого навязывает Бадью, он и сам хорошо представляет в одноименной главе своего «Манифеста…». Основные пункты здесь: конец метафизики субъекта; планетарное господство техники; техническое осуществление метафизики в современной науке и тоталитарном г-ве; и обусловленность поэтическим словом как Спасительным…

___________________
симпатичный отрывок:

(c): Итак, Бытие «происходит» в своих проявлениях, например, видимом и языке (есть и другие), как раз одинаково. Предположение об интенциональной связи, существующей между наименованием и вещью, между сознанием и предметом, неизбежно, стало быть, означает отказ от явного главенства Единого. Если возразят, что эти проявления имеют между собой, по крайней мере, минимальное «взаимоотношение», будучи, и те и другие, проявлениями Единого, то можно ответить, что это взаимоотношение является, по сути, не-взаимоотнощением, поскольку оно основано лишь на нейтральном равенстве Единого. И, вероятно, именно входе не-взаимоотношения мысль, вернее всего, «поддерживает отношение» с Бытием, которое ее определяет. Это то, что Делёз именует «дизъюнктивным синтезом»: мыслить не-взаимоот-ношение, сообразуясь с Единым, которое служит ему основанием, коренным образом разделяя его члены. Держаться в русле деятельности по разделению как движущей силы Бытия. Объяснять, что «не-взаимоотношения являются взаимоотношениями, и даже более глубокими взаимоотношениями» (Делез. «Фуко», 90), поскольку они мыслят, сообразуясь с процессом расхождения или разъединения, который, неотступно разделяя, подтверждает бесконечную и уравнительную плодовитость Единого. Но этот дизъюнктивный синтез - крах интенциопальности.
В этом случае мы можем ясно сказать, что является для Делёза пределом Хайдеггера: его очевидная критика интенциональности в пользу герменевтики Бытия останавливается на полпути, поскольку она не доходит до радикальности дизъюнктивного синтеза. Она удерживает мотив взаимоотношения, пусть даже в изощренной форме.

Конечно, Делёз согласен, что следует приветствовать движение Хайдеггера: в нем есть «превосхождение интенциональности в направлении Бытия» (из «Фуко», 143), есть ниспровержение взаимоотношения сознание-предмет (или сущность) через переход от феноменологии к онтологии. И, как совместимое с его предположением о Едином, Делёз может лишь одобрить то обстоятельство, что асимметричная пара рефлексирующего субъекта и объекта, «внутренности» и «внешности» заменяется «единством просвета-отсутствия просвета».
Однако Хайдеггер, по мнению Делёза, выходит за пределы интенциональности, только чтобы удержать, в другом качестве, ее онтологическую основу, а именно взаимоотношение, или смысловую общность между актуализированными измерениями Бытия. Именно поэтому для Хайдеггера, с чем Делёз не согласен, «свет открывает говорение не в меньшей степени, чем зрение, словно значения неотступно преследуют зримое, а зримое бормочет смысл» (Ф., 145). Хайдеггер истолковывает единство Бытия как герменевтическое схождение, как поддающееся расшифровке аналогическое взаимоотношение между измерениями, в которых оно дается (здесь — зримое и язык). Он не видит (в отличие от Фуко), что онтологическое единство имеет следствием не гармоникичное сообщение между сущностями, и даже не «нечто среднее», в котором можно помыслить взаимоотношение вне всякого существенного основания, но полное НЕ-взаимоотношение, безразличие членов к любым отношениям. Вопреки своему ложному пафосу беды, Хайдеггер сохраняет спокойное - ибо герменевтически сглаженное - видение того, каким обрам Бытие развертывается в расходящихся сериях. Вопреки своей апологетике Открытого, он воссоединяет и заживляет разделения, отличия без сходства, непреодолимые разрывы, котов рые одни доказывают равенство и беспристрастие Единого.
Выражаясь языком Ницше, Хайдеггер - святоша, с виду ниспровергший интенпиональность и сознание только ради того, чтобы еще изощреннее препятствовать дизъюнктивному синтезу. В конечном итоге, он увязает в феноменологии, в том смысле, что та «оказывает чересчур умиротворяющей воздействие, она благословила слишком много явлений» (Ф.,1 147).
Подлинная причина расхождения между Делёзом и Хайдеггером, в пределах их общего убеждения в том, что философия держится только вопросом Бытия, заключается в следующем: по мнению Делёза, Хайдеггер недоконца придерживается основополагающего тезиса о Бытии как Едином. Происходит это потому, что он не может смириться со следствиями однозначности Бытия. Хайдеггер беспрестанно возвращается к изречению Аристотеля: «о Бытии говорится в нескольких значениях», в нескольких категориях. На это «несколько» Делёз согласиться не может.


crossposted in martinheidegger
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments